Виталий Орлов +7 (916) 634-06-88

Текущее время: 15 дек 2018, 04:24

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 03 ноя 2006, 21:49 
Не в сети
Инструктор по дрессировке "ШКОЛЫ-ОРЛОВА"
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 авг 2004, 22:14
Сообщения: 5052
Откуда: г.Москва
Взято с форума Алекса и Виолы Вяткин.....
http://www.vyatkin.com.ua/forum/viewtopic.php?t=125

Информацию предоставил Dmitry_R Novosibirsk




Данные переводы были изначально опубликованы в журнале "Der Bullterrier. Eine Information des Bullterrier-Vereins e. V.", в 1988 году.


Цивильная* дрессировка
Среди владельцев бультерьеров можно часто слышать изречение: «Он даже кусает
цивильно!» Сопровождается это почтительным и даже многозначительным поднятием
бровей. Потом чаще всего следуют доверительные признания о «кусателях рукава»,
которых может любой стащить из питомника и которые могут кусаться разве что
только на площадке. Здесь «цивильный», очевидно, понимается в противоположность
«спортивному». На рабочих встречах мне часто попадаются люди, которые негодуя
отворачиваются, когда я очень просто отнимаю собаку у новичка для того, чтобы
показать ему его ошибки и то, как можно было бы ее избежать. Как же может быть
бультерьер дружественным к постороннему человеку, которого он никогда еще не
видел, и тем более идти с ним?! Он все-таки принадлежит своему владельцу,
который его и кормит, и холит и которому он должен быть преданным и одновременно
быть недоверчивым к посторонним! Насколько было бы приятнее видеть владельцу,
если его собака кусает постороннего и по возможности не только за рукав. В этом
случае «цивильный» понимается как недоверчивый и даже враждебный к посторонним.
Третий случай — это пожилая дама, отпустившая свободно побегать свою суку
бультерьера, которая прыгнула на человека, катавшегося на скейтборде (у которого
от этого прямо-таки побелел нос, как это мы часто теперь видим у некоторых такс).
С этого момента эта владелица клянется, что она обладает действительно
«цивильной» защитной собакой, которая в случае опасности непременно ее защитит.
Правда, в действительности проверить это она, конечно же, не хотела бы.

Итак, три примера «цивильной» собаки, действительно цивильной!
Собственно говоря, определение понятия «цивильно-защитная собака» несмотря на
различные взгляды на этот вопрос, не представляет труда. Цивильно-защитная
собака обучается не на ситуациях «тренировочная площадка — «агрессор» — защитный
костюм — рукав — палка», но также отражает нападение и без этих ассоциаций и тем
более избегает бегства. Она делает это не из принципа устрашения, а благодаря
тому, что делает противника неспособным к сопротивлению и даже тогда, когда он
нападает со всей своей энергией и без всяких признаков страха. Это звучит
очевидно и очень просто, но возникает вопрос, почему мы не всех своих собак
дрессируем на цивильно-защитную службу?

Прежде чем я разберу все «за» и «против» цивильной дрессировки, я хотел бы
сначала попытаться объяснить, почему наши собаки дрессируются в «спорте» по
другим критериям. Спортивная собака должна демонстрировать свои умения в точном
соответствии с тем, как это определено правилами испытания. И люди, которые эти
правила придумали, очень хорошо это продумали. Сначала нужно достоверно
установить, что собака, которая дрессируется по защитной службе согласно
правилам этого испытания, не представляет опасности для общества после того, как
она прошла эту дрессировку. Поэтому на первом месте стоит подчинение. Даже во
время защитной службы. Далее — ход испытания и борьбы очень стилизован и
ритуализирован: «агрессор» всегда носит защитный костюм, рукав и палку, а ход
борьбы всегда тот же самый. Необходимость этого определяется тем, что в этом
случае становится возможным сравнение работы отдельных собак, что делает
возможной оценку поведения собаки в баллах. И все-таки, несмотря на это — и это
главное — можно, судя по тому, как собака выполняет отдельные упражнения,
установить, имеет ли она собственно говоря, бойцовский инстинкт или нет.

Таким
образом при выполнении собакой защитной службы я тестирую ее способности стать
«крутой» в случае серьезной опасности, хотя при этом не возникает возможности
того, что собака может стать опасной. «Кусание рукава» как действие несообразное
с серьезной опасностью является все-таки небесполезным, даже в том случае, если
не каждая успешная «спортивная» собака годится для цивильной дрессировки в том
смысле, как мы ее понимаем.
Позвольте мне сначала сказать кое-что принципиальное о цивильной работе прежде,
чем мы войдем в детали этой дрессировки. Собаковод и его собака должны иметь
особенные предпосылки для того, чтобы это дело не стало в целом опасным.
Собаковод должен проявлять в высшей степени сознательность и свою
ответственность, что он не использует свою собаку по причине страха или из
инстинктивного стремления установления собственного авторитета: кто имеет
револьвер, тот хотя бы однажды желает выстрелить! Способность принимать решение,
бесстрашие, самоотверженность и самообладание являются необходимыми условиями
для владельца собаки, прошедшей цивильно-защитную дрессировку.

В свою очередь,
собака должна сочетать в себе большую жесткость, средний порог возбуждения,
преобладающую склонность к дракам с равной им или даже более высокой
способностью к обучению. Она не должна даже во время сражения терять голову и
доведенная до «красного каления» нападать не сломя голову, а — выражаясь
по-человечески — бороться с умом. Наш бультерьер очень хорошо пригоден для такой
дрессировки, вследствие чего владельцы бультерьеров усердствуют с цивильной
дрессировкой, что вообще говоря, является понятным в виду возросшей
общественной опасности на наших улицах. Собака ни в коем случае не должна
обучаться только на команды, примерно так, что она по команде «фас!» готова
кусать даже фонарный столб. Ее следует обучать на ситуациях возбуждения и
угрозы, которые она сама может распознавать, в то время когда помощь хозяина,
который в случае опасности может только помешать, ограничивается до минимума.
Если агрессор ведет себя спокойно, чтобы не возбуждать собаку, то хозяин собаки
может побудить ее к нападению, «огрубляя» ее как говорят охотники, голосом.

Далее я должен подчеркнуть, что цивильно обученная собака не может дальше
использоваться в спорте, если хотят избежать возможности, что она утратит свои
свойства как цивильно-защитной собаки. В качестве цивильно-защитной собаки она,
например, научилась уклоняться от ударов палкой, что автоматически
дисквалифицирует ее в спорте.
Но самым важным является то, что цивильно-защитная собака даже у самого
опытного хозяина и после самой лучшей дрессировки всегда представляет
потенциальную опасность. В конце концов ее так отдрессировали, что любая
угрожающая ситуация в самом чистом виде, то есть без всяких спортивных
аксессуаров, тут же пробуждает в ней бойцовский инстинкт и вызывает агрессию.
Взмахнутая в громком приветствии палка пенсионера или непроизвольные
телодвижения щеголя — уже достаточный повод, чтобы укусить. Такая собака —
огромная ответственность для ее владельца, который должен практически постоянно
присматривать за собакой. Само собой разумеется, что при цивильной дрессировке
подчинение имеет более высокую ценность, чем при спортивной защитной службе.

Методика и способы дрессировки цивильно-защитной собаки могут довольно сильно
различаться в зависимости от предполагаемого более позднего использования
собаки. Сторожевая собака, предназначенная для окарауливания заводской
территории, нуждается не в такой же дрессировке, как повседневная
собака-спутник, которая должна защищать хозяина в любой ситуации. Первая должна
отказываться от корма, предлагаемого посторонним, поскольку она часто находится
в одиночестве. Вторая — не обязательно, ибо она почти никогда не бывает без
хозяина. Если собака должна сопровождать автотранспорт, то она должна быть
привычной к стоящим и движущимся автомашинам и быть готовой вступать в борьбу,
например, выпрыгивая из окнами т. д. И все же я хочу попытаться обрисовать
цивильную дрессировку в самом общем виде, а для более узких применений ее можно
соответствующе конкретизировать.

Начнем с двух примеров того, как это не следует делать.
Несколько лет назад был один турок, который забрался в виллу в Рурской области в
то время, когда в доме никого не было кроме сторожевой собаки, которая довольно
часто сдавала испытания по защитной службе. Он «выключил» ее тем, что предложил
ей кусать руку в «парке», а второй рукой со спокойной душой ударил ее в грудь
стилетом. Собака, сдавшая испытание по защитной службе, далеко еще не является
защитной собакой в собственном смысле этого слова. Вместо испытания на
«защитную» собаку правильнее было бы говорить об испытании на «спортивную»
собаку.

Наш второй пример показывает цивильно-защитную собаку, которая фактически также
была не много более эффективной. Как-то друзья из одного бультерьерклуба пригласили нас в один большой город и представили нам в качестве вершины дрессировочного
искусства нескольких цивильно отдрессированных собак, а не просто «кусателей
рукава».
После того, как некоторые из этих собак вообще не проявили желания кусать, в
конце концов, привели абсолютную «звезду» — маленького белого кобеля, который
уже издалека вопил как дисковая пила и почти опрокидывался назад в своем порыве.
Поверх защитных принадлежностей я носил белую куртку и брюки из джутовой ткани,
так что по внешнему виду во мне никак нельзя было признать обычного «агрессора».
Трость я отложил в сторону, а от ближайшего дерева отломил крепкий сук. На
расстоянии примерно 20 метров хозяин выпустил из рук поводок. Кобель рванул
вперед и примерно в 3 метрах передо мной прыгнул. У меня было достаточно времени
отойти в сторону и замахнуться дубинкой. Собака просвистела мимо меня примерно
на высоте груди, Я обозначил удар, который в случае серьезной опасности
переломил бы ей хребет. Она приземлилась в нескольких метрах позади меня.
развернулась и тотчас снова атаковала в той же самой манере. Прежде чем она
вообще сумела меня схватить, я имел много удобных случаев сделать ее
небоеспособной и притом без особых трюков с моей стороны,
Наши хозяева признали, что делали в этом деле серьезные ошибки. В заключительной
беседе они признали. что настоящая цивильная дрессировка гораздо больше
продолжительна и более трудоемка в обучении, чем они это себе представляли. Бедный малыш сразу же получил «красный свет», но продолжал нападать вслепую, сломя голову.
Наверняка, он скорее был бы убит, чем сдался бы, однако не в этом заключается
смысл цивильной дрессировки.

Собаке никогда не стало бы ясно, как может быть
опасен также человек в случае серьезного нападения, так как если сильный мужчина
оснащен орудием для ударов, то он может практически любую собаку — как бы крепка
и велика она ни была — убить. Уклоняться от ударов вооруженной руки и вновь
быстро атаковать и кусать — это (в виду большой быстроты собаки) наилучший
выбор.
Итак, с чего же начинают всю эту историю? Со спортивной дрессировки! После того.
как я только что сказал, что «спортивный» и «цивильный» не уживаются между
собой, этот ответ кажется нелогичным и на самом деле меня все снова и снова
спрашивают владельцы собак. которых я дрессировал для цивильно-защитной службы.
нельзя ли сэкономить этот окольный путь? Нельзя! При спортивной дрессировке —
чем выше ее степень, тем лучше! — собака получает отличное базовое образование в
послушании и я учу ее знать свои способности к обучению, свою самоотверженность
и свой характер. Если в случае опасности действительно могло что-либо произойти,
то хозяин собаки и дрессировщик могли бы знать, что собака не просто сделалась
«крутой», но и научилась владеть собой. И даже если собака в ходе спортивной
дрессировки оказалась непригодной для цивильной работы, то это еще не означает
ничего плохого; скорее наоборот — теперь собака может очень хорошо применять
разученное в повседневности.
Подходящая по своему нраву собака после спортивной дрессировки сначала должна
преодолеть комплекс стереотипных ситуаций, то есть она должна научиться кусать и
без сопровождающих дрессировочную площадку и тем самым возбуждающих ее
атрибутов: боксов, укрытий, «нарушителя» с его костюмом и травильным рукавом.
Она, например, без всякого предупреждения атакуется сзади стоящим и цивильно
одетым помощником. Тем самым собака учится держать ухо востро и пробуждается ее
недоверие. Большинство собак, у которых бойцовский инстинкт преобладает над
защитно-оборонительным инстинктом —у бультерьера это наблюдается почти всегда, —
понимают это очень быстро. Собака с защитно-оборонительным инстинктом,
собственно говоря, вовсе не так охотно хотела бы кусать — она побуждает себя к
этому чисто из стремления помочь товарищу по стае (тем более вожаку — своему
хозяину). Если защитный инстинкт возбуждается часто — что всегда означает
нагрузку для собаки, то когда-нибудь, когда принуждение к борьбе станет очень
сильным, этого окажется достаточно, чтобы собака атаковала «нарушителя». По
сравнению с этим собаки с бойцовским инстинктом радуются любой новой возможности
вступить в бой и нисколько не выглядят утомленными от многократных повторений.
Ни психически, ни физически. Такая собака не станет благодаря этим «цивильным»
нападениям нервозной, но станет только более внимательной. Ее порог возбуждения
понизится.

Так «любимый» прежде защитный рукав теперь больше не предлагается собаке. Наоборот, вызывается отвращение кусать его (на руку под одежду надевается
металлическая дымовая труба и т. д,). Одновременно взамен предлагается нога или
корпус, которые в зависимости от способностей собаки тоже вскоре «выключаются»
из борьбы. На этой стадии также начинается работа в наморднике, что дает
возможность посылать собаку против совершенно незащищенного «преступника».
Однако осторожно! — стремительно налетающий бультерьер может, несмотря на
намордник, содрать кожу или сильно царить в наиболее чувствительные участки тела
и даже контузить!
На следующей фазе собака учится тому, что выигрывать «сражение» становится все
труднее. Теперь здесь нужно, к сожалению, очень много работать с палкой для
того, чтобы собака знала ее опасность и уклонялась от ударов. Потом она
как-нибудь попытается даже вцепиться в палку или, что еще лучше, в обороняющуюся
руку, держащую палку. Этому можно способствовать тем, что собак тут же
«выигрывает» сражение, как только она вцепляется в руку, держащую палку. Цель
заключается в том, чтобы собака кусала не в предлагаемую «агрессором» руку, а в
руку, в которой нападающий что-то держит. Невозможно наверняка разъяснить собаке
опасность пистолета или различие во внешнем виде между огнестрельным, колющим
или ударяющим оружием. Достаточно, если она обезвреживает атакующего благодаря
укусу в обороняющуюся руку.

Оговоренное выше постепенное оттягивание момента победы требует от собаки
действовать изо всех сил, что для нашей породы очень характерно. Здесь собаке
пригодится то, чему она училась еще при спортивной дрессировке — собака
добивается победы над агрессором только тогда, когда она будет достаточно долго
держать его и выдержит бой «до конца».
Теперь, когда собака научилась уклоняться от ударов и точно также от пинков,
научилась хватать ударяющую руку или привыкла кусать в корпус, она может
обучаться работе с несколькими «преступниками». Для этого рекомендуется или
одновременное нападение двух человек или может нападать второй в тот момент,
когда собака занята первым нападающим. К сожалению, эта часть дрессировки идет
рука об руку с ослаблением хватки и вообще интенсивностью атаки, что легко
объяснимо, если задуматься над тем, что собака должна практически всюду иметь
свои глаза. Кусание корпуса, где собака редко может сделать точно такую же
крепкую хватку, как в случае защитного рукава, также имеет неприятные побочные
явления. Впрочем, ущерб от этого не слишком большой, если подумать, что собака
даже с неполной хваткой в незащищенное тело человека может причинить
значительный вред ему. В любом случае цель этой фазы цивильной дрессировки
заключается в том, что собак может держать под угрозой трех, а еще лучше четырех
нарушителей. К счастью, любой сильный с точки зрения бойцовского инстинкта
бультерьер имеет склонность к тому, чтобы в случае атаки нарушителя №1 и
одновременного бегства нарушителя №2, стопорить первого, вместо того, чтобы
пуститься вдогонку за удирающим. Тем самым он прежде «выключает» сначала
наиболее опасного агрессора.

Заключительная фаза цивильной дрессировки состоит в приучении собаки выполнять
ранее разученное во всех возможных ситуациях: в автомобиле, в лесу, в квартире,
в гараже, на скользском полу и среди всякого рода отвлекающих факторов,
Рука об руку с этими упражнениями идет во время всего процесса дрессировки
подчинение. Собака должна быть всегда в руках хозяина, но также одновременно
учиться игнорировать команды посторонних. В этом случае можно также тренировать
такой популярный среди любителей служебных собак «трюк», как отказ от корма,
предлагаемого посторонними лицами. Я лично, правда, не считаю необходимым
отрабатывать это упражнение. Если кто-либо действительно пожелает отравить
именно Вашу собаку, то он всегда найдет пути и средства для этого (например,
намазав угол дома, где Ваш кобель любит ставить метку, смешанным со стрихнином
секретом точной суки). Самый эффективный метод обучения отказу от корма — и
также самый быстрый — заключается в том, что человек, предлагающий корм Вашей
собаке, предпринимает атаку на собаку и побуждает ее к ответной агрессии вместо
принятия «лакомства». Впоследствии предложение корма посторонним будет вызывать
агрессию у собаки, поскольку она охотнее кусает, чем ест. Недостаток этого
метода по сравнению с другими заключается в том, что собака не может отличить
безобидного угрожающего ей человека от злоумышленника. Тут мы снова видим
пример чрезвычайной опасности, которая может возникнуть самопроизвольно
вследствие надлежащей цивильной дрессировки.

Теперь мне надлежит еще высказать Вам несколько очень важных для меня просьб.
Остановитесь только на спортивной дрессировке, которая не только не может
причинить вред, но и наоборот полезна как Вам, так и Вашей собаке, в случае если
отсутствуют основательные причины для цивильной дрессировки на защиту! Даже вовсе не начинайте ее, если Вы не имеет первоклассного помощника для такой дрессировки и
сами еще немного понимаете в этом деле, а так же если после курса цивильной
дрессировки Вы не будете располагать достаточно временем и иметь помощников, чтобы
держать собаку постоянно в форме! Не пытайтесь работать с неподходящей для этого
собакой! Будучи дрессировщиком, убедитесь наверняка, что владелец собаки
гарантирует благоразумное ее использование!
«Немного цивильная» это так же нелепо, как «немного беременная». Собака, которая
«немножко цивильно» дрессировалась, это самое скверное, что можно себе
представить — она не может по-настоящему защищать, но однако является опасной.
Мне становится совсем плохо, когда я слышу, что дрессировщики, которые еще ни
разу не справились с бультерьером с обычной защитной службой на 1 степень,
занимаются «немного цивильной дрессировкой»! Это криминальное легкомыслие! И не
забудьте при всей эйфории самое важное: ни один из экспертов, дрессирующий
цивильно-защитных собак, не дает 100 %-ной гарантии.


* насколько понимаю цивильный в данном контексте от лат. civilis – гражданский, (т.е. не военная, не полицейская)

Источник: http://turbolamazoid.narod.ru/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 03 ноя 2006, 21:51 
Не в сети
Инструктор по дрессировке "ШКОЛЫ-ОРЛОВА"
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 авг 2004, 22:14
Сообщения: 5052
Откуда: г.Москва
Охота на кабана с бультерьером
С первобытных времен охота на кабанов из-за ее опасности была большим вызовом для охотников. От помпейских настенных изображений до гравюр Ридингера и Шнайдерса - вплоть до XIX века - мы видим сцены охоты, в которых охотник, вооруженный пикой, непременно сопровождается все той же собакой - крупной, лохматой, но жесткошерстной, молоссоподобной, длинноног и быстрой, но однако очень крепкой и плотной. Собак было непременно 4 или 5, тех, которые атаковали и хватали кабана. В то время как некоторые бились в крови вокруг поля боя, другие уже подыхали от ран. "Голова кабана стоит головы собаки", так тогда говорили. Такой тип собаки использовали, наверное, потому, что полагали, будто такое необузданное и пышущее здоровьем животное, как дикий кабан, можно одолеть только с помощью самых сильных и самых крупных собак.

Сегодня охота на кабанов выглядит совсем иначе. Существуют разные методы этой охоты. Если на кабана охотятся, не преследуя цели сначала остановить его, то заросли прочесываются загонщиками или собаками и выходящий оттуда кабан убивается заранее расставленными стрелками. Такой вид охоты, разумеется, тоже опасен, поскольку обороноспособный кабан не всегда ищет спасения в бегстве, тем более, если он был подранен.

Работа собаки сегодня выглядит тоже иначе. Наряду с собаками для розыска, охотник также нуждается в собаках для выгона стаи из плотного кустарника, в котором чаще всего любят обитать кабаны. Кабаны тоже не глупы и знают, что в чаще им, в противоположность опушке леса, не грозит опасность. Поэтому так необходимы удалые собаки, которые непрестанно атакуют свиней и так хватают их за толстую кожу, что они,
в конце концов. обращаются в бегство. Зачастую для этих задач используется ягдтерьер. Терьеры, обладающие хорошим чутьем и зрением, громко преследуют кабанов, так что поджидающий их охотник имеет возможность приготовиться к выстрелу к тому моменту, как кабаны покинут защищающую их чащу. Исключительно отважный и дерзкий ягдтерьер тоже крепко кусается, но рано или поздно свинье удается стряхнуть терьера. Вообще говоря, среди немецких охотников на так называемую черную дичь бытует шаблонное мнение, что ни одна собака не в состоянии удержать даже среднего по нашим представлениям кабана весом в 50-60 кг. По крайней мере, при этом она будет крепко побита. В Чехии имеется небольшой круг охотников, которые охотятся на кабанов иначе. Свои методы охоты в лесу они считают более справедливыми и корректными. Обычно охоту начинают по свежему снегу, окружая обширные лесные массивы и определяя, имеется ли там кабан и что это за кабан. Потом пускаются собаки. Как правило, вдвоем, реже в одиночку. И обязательно против ветра, в то время как человек задерживается. Если стадо или отдельный кабан пустятся в бегство именно от человека. то потом его не сможет догнать ни одна борзая, не говоря уже о бультерьере, которого чехи используют для этой охоты в качестве единственно пригодной породы. От более крупных собак кабаны до среднего размера включительно чаще пускаются в бегство, чем останавливаются, Если же речь идет об обороноспособном экземпляре, который к тому же еще не подозревает о присутствии поблизости человека, то имеются очень благоприятные шансы "принять" кабана "маленьким" бультерьером.

Собаки без лишних фраз и церемоний хватают его в голову. Особенно в нижнюю челюсть и в щеки, но иногда также в "пятак". После удачной "мертвой" хватки они пригибаются, почти ложатся на землю и поэтому могут только в редких случаях попасться на клыки секача. Благодаря чрезмерно сильной хватке кабану редко удается стряхнуть одного или даже обоих бультерьеров. После этого кабан может продвинуться вперед только на не сколько метров, так что охотник имеет возможность не заметно приблизиться к свинье, занятой "работой" с со баками. Он прыгает сзади на спину кабану, хватает рукой за толстую шерсть на загривке, вытягивается вперед, почти ложится на кабана и вонзает более чем 30 см длиной клинок сразу позади передней ноги. Этот метод работы с клинком предпочитается чехами перед крепким, высотой в человеческий рост копьем, которое они, собственно говоря, используют только для того, чтобы остановить атакующего кабана. Огнестрельное оружие вообще не применяется. Наряду с безграничным мужеством охотника, работа собак, несомненно, в высшей степени достойна внимания. Мне неоднократно сообщалось, что раны бывают относительно часты, но известен только один случай, когда собака была убита кабаном. Ушибы, ссадины на коже, рваные раны и особенно сколотые зубы являются наиболее частыми ранениями.

Итак, старая мудрость ("Голова кабана стоит головы собаки") больше недействительна? Вернемся снова к использовавшемуся раньше в качестве "хватателя" типу собак. Применялись собаки выше среднего или даже крупного размера, исходя из неверных представлений: противопоставить сильной свинье сильную собаку. Такая собака была с самого начала обречена к тому, чтобы быть побитой свиньей, поскольку сила собаки при этом вообще не играет никакой роли. Маленькие собаки, такие, как, например, ягдтерьер, редко получают смертельные ранения, но при всей их резкости и агрессивности к зверю не имеют достаточной хватки, силы и веса, чтобы остановить крупного, тем более капитального кабана. Многие из этих собак хватают не в голову; они щипают свинью за задние ноги и в бока, при случае также в ухо, то есть в те места, где она едва ли решающе уязвима. Используемые собаки происходят по большей части от охотничьих и травильных собак, у которых хватка в голову не закрепляется и не передается по наследству.

Совсем иное дело бультерьер. Чешские охотники по черной дичи единодушно подтвердили наше мнение - своеобразных новичков в этом виде охоты, что бультерьер даже без предварительной "тренировки" инстинктивно правильно хватает в голову. И не удивительно, поскольку, как мы знаем, при травле быков собаки, которые хватали не в голову, тут же уничтожались. В особенности пригодились бультерьеру его малые размеры в сочетании с его относительно большой массой и огромной силой челюстей. Веса двух бультерьеров достаточно, чтобы остановить кабана или, по крайней мере, сильно препятствовать его движению. Кроме того, нападая снизу вверх и с боков, собака уклоняется от смертельных ударов клыками кабана тем, что она - тоже инстинктивно - делается еще боле низкой и широкой. Как и при защитной службе, когда бультерьер легко в состоянии, повиснув на рукаве, благодаря силе своих челюстей держать свой вес и даже более, так и здесь кабану редко удается стряхнуть бультерьера, если он имеет надежную хватку.

Чешские охотники вышли на бультерьера в качестве "хватателя" кабана после многочисленных попыток с собаками других пород. Собственно говоря, для бультерьера охота на кабана менее традиционна, чем травля медведей и быков, а также собачьи бои. Если большие потери собак, как это было при княжеских дворах в средние века и в эпоху возрождения, не пугают, то, конечно, можно использовать также и другие породы. Однако согласно сегодняшним представлениям охотничьей кинологии бультерьер является самой лучшей из используемых для охоты на кабана породой собак. Впрочем, было бы также интересно тестировать пригодность для этой охоты ближайших родственников бультерьера .
В заключение я хотел бы еще упомянуть, что следует обзавестись скорее типом терьера, чем типом бульдога, если Вы имеете охотничьи амбиции. Происхождение от "чемпионов мира" также ничего не дает - скорее уж происхождение от предков с доказанными рабочими качествами и хорошим, работоспособным анатомическим строением.

***

Это было у профессора Шлегера (в ту пору Первого председателя Австрийского бультерьер-клуба.) в Рекавинкеле. Профессор Венского университета, заведующий кафедрой самолично вот уже который час оказывал так необходимую мне помощь по генетике: рецессивный ход наследственности, полигенное исследование. гетерозиготность... Беседа не только необходимая и интересная, но и страшно утомительная. Но тот, кто хочет общаться со Шлегером, должен быть готов ко всему - и не только при езде на автомашине. В середине беседы вдруг неожиданный поворот на 180 (как и тогда, когда он еще играл в Австрийской национальной футбольной команде): охота на кабанов в Чехии с бультерьерами, секач в 160 кг (не фунтов!), взятый без огнестрельного оружия - только с холодным оружием.

Я снисходительно улыбался. Я мог быть таким снисходительным. Почему вдруг генетик должен также понимать еще что-то в охоте? Я спокойно объяснял ему то, что знает каждый немецкий охотник: "Ни одна собака не может держать такого кабана, который может быть, все 30 лет прожил. Даже две или три собаки не смогут с ним справиться".

Господин профессор не очень-то впечатлился знаниями немецких охотников. Сам он был родом из Чехии. Он дал мне адрес господина Карела Пенки, на глазах которого, как он утверждает, он сам лично заколол ножом кабана, схваченного его бультерьером... Я уже достаточно устал от этого вздора, вежливо что-то бормотал о белых доминантах, а мой собеседник все снова и снова любезно возвращал меня к начатой им теме.

Приключения в Чехии
Абсолютно темная ночь - ни зги не видно, сплошной туман и мгла, пограничные укрепления, колючая проволока, затем чешский пограничный пост. Олаф Белаерт и я обнажили наши паспорта и документы наших собак... У Бена все в порядке, но у Карло свидетельство имеет неправильную дату. Все! Никаких исключений. Скрежеща зубами, едем назад во Фрайунге. Ветеринар был не в восторге, но потом однако подтверждает, что за последние 90 дней в голландской провинции Зееланд бешенства не встречалось. Каким образом в баварском Фрайунге ветврач знает о бешенстве в Голландии, мы менее всего интересуемся. О том, как мы по хорошим, но неосвещенным и плохо обозначенным улицам пробивались в направлении Табора, я расскажу как-нибудь позднее. Собственно говоря, все шло достаточно быстро. Олаф Белаерт все интересовался бультерьерами - и не только об их работе на площадке. В старых охотничьих и "собачьих" журналах он уже читал об этом виде охоты. Инициатором охоты должен был быть некий Андерле. Олаф так же, как и я добыл как-то адрес Пенки и написал ему. На одном из состязаний за кубок я сказал Олафу о намерении съездить в Чехию, с тем чтобы, наконец, покончить с этим "призраком" и Олаф вдруг спонтанно решился на это. Нужно было, наконец, выяснить, на что же в действительности годится бультерьер. Ведь иная собака с дипломом III степени по защитной службе при ближайшем рассмотрении не умела ничего кроме команды "сидеть". На всякий случай мы захватили камеру и некоторое количество пленки.

Черновицк-у-Табора. деревню в Южной Богемии, ночью нелегко найти. Худо-бедно мы прибыли туда в 3 часа ночи. Нехристианское время, чтобы кого-либо посещать. Кроме того, все улицы были как вымершие и мы не нашли никого, кто мог бы нас направить к дому Пенки. Мы уже собрались было расправить сиденья для отдыха, когда по улице прогромыхал первый утренний трактор. Спустя 10 минут мы уже ели на кухне у Карела Пенки и пили пельзенское пиво вместе с Карелом, фрау Пенковой и господином Тума. Не знаю, что бы мы делали без его знания немецкого языка.

Беседа была уже в апогее. Наши чешские друзья говорили, что знали только одного бультерьера, который получил опасные для жизни ранения во время охоты на кабана. Но ранения, конечно, случаются. Особенно обломанные или сколотые клыки. Конечно, не каждый бультерьер атакует и хватает кабана. Встречались также трусы - это как успокоение для нас.

Этой ночью мы больше не спали. Ранним утром мы сели в Пенкину "Ладу" и поехали в направлении Пльзеня. Предписываемый правилами предел скороти 90 км-час, чехи, как правило, сильно сокращают, а Пльзень далек. Мы хотели посетить этого легендарного Андерле, товарища Пенки, которого, однако, не оказалось дома. Справки по телефону длились дольше, чем сама поездка. И не было надежды, что мы вообще с ним свяжемся. Но, во всяком случае, собаки были дома - в вольере. У них, как и у всех других собак, которых мы здесь видели, были хорошие кости и задние конечности, гармоничный корпус, однако никакого благородства и аристократизма и - ужасные головы! Зато в характере они проявляли себя с хорошей стороны - дружелюбные, надежные, общительные и темпераментные. Их бойцовский инстинкт мы оценили несколько позже. Почти все чешские линии восходят к более старым немецким и австрийским кровям.

Андерле не оказалось и в его летнем домике вблизи немецкой границы. Через какого-то чиновника Тума раздобыл его адрес в Пльзене, где мы и повстречались с фрау Андерле. Оказалось, что ее муж из-за легочной болезни находится в санатории где-то поблизости. Франтишек Андерле.

После полудня мы, наконец, разыскали его. Худой, долговязый тип в домашнем халате и зеленой охотничьей шляпке. Уже после первых его фраз его забавный вид отходит на второй план. Очаровывают не только его успехи и опыт, но больше всего его динамизм, твердость. жизненная сила и внутренний огонь. Этому человеку веришь. Здесь говорит абсолютный авторитет, личность. Против него мы все казались себе какими-то дегенератами. По старой охотничьей традиции он прежде 20 лет использовал эрдельтерьеров и скай терьеров, пока впервые не обзавелся бультерьером и не попробовал его. Его Шайтан за свою жизнь один остановил и "зафиксировал" более чем 100 кабанов, в том числе одного сверхкапитального секача весом более 200 кг. Это было в Словакии. Его преемник тоже, между тем, достиг почти тех же успехов (на его счету уже 10 кабанов) и, кроме того, однажды поймал... рысь.

По пути домой все молчали. Этот человек произвел глубокое впечатление на всех нас. Когда он схватил как "кабана" Пенку и показал на нем правильную технику удержания кабана и работы клинком, то напуганные санитары в течение нескольких секунд принимали его за сумасшедшего, глядя, как он падал на колени, замахиваясь ножом на своего "кабана". На следующий день мы посетили еще нескольких владельцев бультерьеров и их собак в окрестностях дома Пенки. Затем после обеда Карло и Бен должны были показать на местной дрессировочной площадке свою работу по общему курсу дрессировки и по защитной службе. Наши хозяева прежде всего были удивлены уже тем. что наши собаки, например, подходят по команде "ко мне". Когда же мы показали им другие приемы послушания и элементы испытания по защитной службе на I и III степень, они были вне себя. И не только из вежливости.

Под вечер, наконец, началось... Мы должны были охотиться на кабана где-то в Северной Моравии. Сначала мы доехали до одного местечка чуть севернее Брюна, где и переночевали в сторожке железнодорожного обходчика. Путевая обходчица, фрау Квапилова, как и все чехи, прекрасная и гостеприимная женщина была хорошей знакомой господина Пенки и, будучи владелицей трех бультерьеров, выразила желание сопровождать нас.

На следующее утро стало немного тесновато: пятью человеками с багажом и тремя бультерьерами "комби" был решительно переполнен. Когда после обеда мы встретили у одного человека других охотников и должны были взять с собой еще двух человек и двух собак, то решено было просто разделиться на две части и по очереди, друг за другом прибыть к назначенному месту нa польской границе. Наконец, все 7 "бультерьерщиков" и 5 собак прибыли к нашему руководителю по охоте - одному очень известному даже у нас в "ягдтерьеровских" кругах человеку. Следующие 18 км через лес привели нас к месту, где должен был обитать кабан примерно 4.5 лет. Можно было начинать.

Господин Пенка и его товарищи снова и снова утверждали, что даже бультерьеры, которые никогда раньше не работали по кабану, инстинктивно правильно хватают его в голову. Единственное, что нужно тренировать, так это крепость хватки. Обычно для этого привязывают к веревке кусок толстой свиной шкуры или кожи и после того как собака вцепилась, пытаются отобрать "добычу". Предварительно веревку перекидывают через крепкий сук, чтобы собака высоко тянулась с куском шкуры. Мы должны были на деле проверить 6-летнего Карло Олафа Белаерта и вместе с ним 3-летнюю Линду нашего переводчика. Оба они никогда еще не знали охоты на крупную дичь, но были физически лучше всех - сухими и мускулистыми. Если у них ничего не получилось бы. то в резерве были еще три другие собаки.

Наши фотографические старания были под невероятно благоприятной звездой. Я мчался с камерой сразу позади собак в высоком, разреженном лесу, который только в месте обитания кабана был заросшим молодым ельником.

Кабан бежал навстречу нам. Легконогий, бесшабашный, высокий как комод на своих поразительно длинных ногах. Серый "бедняга". Когда он ненадолго останавливался, то смотрел своими маленькими - для такой огромной и мощной головы - злобными глазками. Его задняя часть выглядела немного смешно. Вся его мощь. вся опасность была смещена вперед. Прототип мощи и силы. Он не раз высоко подбрасывал голову вверх, так что можно было видеть блестящие кинжалы его клыков, потом он снова опускал голову к земле. Было слышно его хрюканье. Слышно, как он точит свои бивни. Будет непросто...

И вот обе собаки поравнялись с кабаном. Без всяких колебаний, без всякого "шерсть дыбом" с глухим ударом хлопнули они в голову завизжавшей свиньи - Линда в нижнюю челюсть справа, Карло спереди в "пятак". С громким ревом, кроткими, резкими ударами кабан пытался стряхнуть с себя собак. Когда это не дало пользы, он просто рванул вперед, благодаря чему Карло попал под него и был полностью оторван. Пока какое-то время он оставался лежать, мы уже начали опасаться самого худшего. Но вот он после нескольких попыток поднялся и без всяких колебаний, черный от грязи, помчался следом за кабаном, который с Линдой на щеке ушел еще не слишком далеко. На этот раз Карло вцепился в левую щеку, широко расставил передние ноги. пригнулся и, почти повиснув, сделался тяжелым; таким же, как Линда на другой стороне. Тем временем я с камерой оказался вблизи сражающихся животных, снимал, настраивал и подходил все ближе и ближе и только, когда кабан сделал выпад в мою сторону, заметил, что был всего в 1,5 м от него. Собаки так сильно мешали кабану, что ему удалось пройти еще только несколько метров. Кабан искусно пытался сбросить собак о стволы деревьев, но это ему. однако, не удалось. Суматоха борьбы сопровождалась похрюкиванием. повизгиванием и трубными звуками кабана, к которым примешивалось еще урчание собак. Наконец, кабан остановился. Сзади меня продвигались егерь и хозяева собак. Тем временем отпустили третью собаку - молодую суку, - которая тут же вцепилась тоже в голову. Теперь в какой-то степени схватка была уже окончена. Три охотника уже стояли наготове каждый со своим клинком. Пенка был даже без униформы. Он и должен был покончить с кабаном. Спокойно, почти медленно подходил он к кабану сзади, потом прыгнул на его покатую спину, не обращая внимания на собак, прижал колени в области поясницы, ухватился левой рукой за длинную щетину на затылке, наклонился глубоко вниз и приставил клинок с правой стороны. В момент прокалывания кабан еще немного продвинулся вперед, так что клинок проник слишком высоко и слишком косо. Теперь Пенка со всей силы надавил на рукоятку и потом выдернул клинок назад. Спустя несколько секунд, кабан рухнул и владельцы собак подбежали, чтобы взять под контроль своих собак, прежде чем они в своем возбужденном состоянии не схватились друг с другом.

Кабан был 4,.5-летнего возраста, весил 100 кг. был почти 130 см в холке, а его бивни были 21 и 17.5 см (обломанный) длиной. Чехи как. бы извинялись за эту, только среднего - по их мнению - размера свиньи. На шкуре, пятаке, нижней челюсти и на щеках были сильные покусы. В то же время Линда имела только ссадины на коже. а Карло - плоский разрез на лопатке и повреждения кожи на подбородке. После драки бультерьеры выглядят, как правило, намного хуже.

Пока вскрывали кабана и сдирали с него шкуру, волнение постепенно улеглось, и мы имели время обдумать и рационально переварить пережитое. Было ли это истязанием животных? Охотники знают, что крепкие кабаны даже после прицельного выстрела еще продолжают бежать дальше - этот кабан умер быстрее и гуманнее, чем, если бы ему влепили пулю. А собаки? Могло бы, конечно, все кончиться иначе. И я, например, не использовал своего Бена, собаку, которая стоила мне 4,5 лет работы по дрессировке на "звание" служебно-спортивной собаки. Но по сравнению с другими видами охоты, такими, как. например, норная охота или удушение грызунов, где собак иногда по ошибке застреливают или они получают серьезные шрамы, этот вид охоты представляет не большую опасность для бультерьера. Ягдтерьеры, которые тоже используются при охоте на кабанов и барсуков, наверняка, живут более опасной жизнью. Немецким охотникам следовало бы согласиться с правомерностью "клинковой" охоты. Хотя, конечно, имеются люди, которые принципиально против охоты в любой форме. Об этом также можно дискутировать. В любом случае я снимаю шляпу перед теми охотниками и их собаками, которые отказываются от применения огнестрельного оружия и предпочитают бой с этим опасным животным.

Вернувшись в Германию, мы были рады, что удалось целыми и невредимыми перевезти через границу шкуру, бивни и фотографии. Впрочем, нам все равно почти никто не верил, несмотря на все наши рассказы. Я не был раздосадован этим скепсисом - ведь не верил же я сам профессору Шлегеру, а в доме Пенки тоже реагировал замечаниями на такие рассказы. Несмотря на шкуру, бивни и фото, это просто нужно однажды увидеть самому, чтобы суметь поверить в это. Напоследок мне только осталось еще немного сообщить о близком к невероятному гостеприимстве наших чешских друзей. Эти люди, живущие совсем не в роскошных условиях, сломя голову заботились о нашем размещении и угощении. Фрау Пенкова готовит истинно по богемски. Холодильник - единственный кухонный прибор. Все остальное делается вручную. Для меня, к сожалению, очень расположенного ко всякого рода вкусным вещам, было счастьем, что наше пребывание длилось только четыре дня... При этом чехи такие гордые, что принимают подарки только, если могут их троекратно возвратить - трудные, но замечательные люди.

Как только выпал первый снег, в путь на восток двинулся конвой из четырех немцев - владельцев бультерьеров - и пяти собак. Пенка пригласил нас снова поохотиться на "настоящего" кабана.

Источник: http://www.bullterrier.kiev.ua/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB